Алексей Досков (aleksdos) wrote,
Алексей Досков
aleksdos

Categories:

Воспоминание о работе с Мчедловым Сумбатом Багратовичем в #ФТЛ №1

Почему-то блюз наполняет меня воспоминаниями о ночных дежурствах, когда я заглядывал к Сумбату Багратовичу "на огонек" в его уютную лаборантскую, делая обход по опустевшему лицею. Проходя через главный кабинет лаборантской тесными рядами, я входил в его мастерскую, где хозяин кабинета, сидел в кресле перед компьютером и составлял задания для уроков или заполнял журнал. Сбоку всегда работал вентилятор, обдувая его. Зачастую он играл в, ставшую классикой, игру "Герои - 3", для которой я специально создавал уровни и посвящал ему. За ней он мог засиживаться до утра, попивая любимый зеленый чай; а когда не играл, то отыскивал красивые фотографии или интересные кулинарные рецепты, которые потом всегда воспроизводил для друзей.



- О, Леша! - приветствовал он меня, вскакивая с места, - Рад вас видеть. Проходите, проходите, присаживайтесь. У вас нормальное давление? А-то садитесь вот в это кресло. Я проверил свою лаборантскую специальной рамкой - место, где стоит кресло, самое лучшее для энергетики человека. Оно лечит и помогает отдохнуть...
Рядом с его современным креслом всегда стояло старое потертое, на которое я периодически садился. Я не верю в подобные вещи, но мне помогало. Наверно, эффект плацебо срабатывал. Стоило мне посидеть на нем, как становилось легче. А однажды, когда заболевал, сел в него и уснул, а проснувшись, почувствовал себя здоровым. Хотя сейчас я думаю, что дело было совсем не в кресле, а рядом с кем я сидел...

Сумбат Багратович Мчедлов - очень хороший Человек с большой буквы, работать с которым было исключительно приятно и интересно. В стеклянной миске у него всегда лежали апельсиновые карамельки, которыми он всех потчевал. А еще, доставая из холодильника сушеную засахаренную дыню сорта "канталупа", всегда давал ее мне, наливал китайский зеленый чай с жасмином. Именно он приучил меня к этому чудесному напитку, заваривая его особым образом, а потом разогревая на плитке. За ночь мы выпивали по пару литров. Сумбат Багратович любил повторять, что для поддержания организма в норме, нужно за день литра по три выпивать зеленого чая.



Он слушал "Эхо Москвы" на телефоне через наушники и, окунаясь в дебри Интернета, параллельно играл в "Герои - 3", а также  разговаривал со мной. Его окружали шкафы, забитые до отказа запчастями и литературой, стоял велосипед, висела гитара.... И бесконечные коробки, накрытые полиэтиленкой, в которых находилась аппаратура, принесенная сотрудниками и друзьями на ремонт. Сумбат Багратович чинил все и никогда никому не отказывал.



Обходя его мастерскую, я задумывался: здесь "обитает" настоящий хозяин. Станки: токарный, фрезерный и сверлильный, шкафы с инструментами и литературой, столы с запчастями и приборы. Ведь он не просто работал здесь, а именно жил, проводя в лицее большую часть времени...

Однажды, второпях собираясь домой, он захлопнул свой кабинет вместе с ключами. И я смог выручить его, открыв кабинет ножницами. Ровно через две недели история повторилась, и ножницы снова выручили. С тех пор у меня был ключ от его мастерской, дубль которого он выточил для меня.



Заступая на ночное дежурство, я всегда первым делом интересовался у вахтера - здесь ли Сумбат Багратович и один ли он. Редко случалось так, что он оставался один. А еще можно было и не спрашивать дежурного вахтера о нем. Стоило только принюхаться. Если в воздухе витал аромат жареной картошки или тушеной баранины - значит, он был на месте. К нему постоянно приходили друзья или задерживались коллеги, когда нужно было что-нибудь выточить или починить. Он никогда никому не отказывал, напротив, предлагал сам улучшить тот или иной прибор. Раздаривал всем найденные сломанные вещи, которые он сумел великолепно восстановить. Никто не уходил разочарованным. Я тоже приносил ему из дома кухонные ножи, которые он натачивал так, что их можно было сравнить с бритвой - настолько острыми они были.

- Алексей Михайлович! - по главной лестнице слышатся шаги и голос Сумбата Багратовича. - Я пожарил картошечки с сальцом, у меня есть чудесные маринованные огурчики и помидорчики, которые я беру всегда у знакомой продавщицы - самые лучшие огурчики в городе! Поднимайтесь ко мне. Они ждут вас...
Ну, как после этого не подняться, когда хороший человек тебя пригласил? И я поднимаюсь в лаборантскую, проводя ладонью по старым стенам. Сначала по полированному вестибюлю и вдоль лестницы, по старым стенам, окрашенных в классический персиковый цвет, а затем по листьям цветов, которые висят на втором этаже между картин Нины Решетниковой. Эх, сколько всего помнят стены.... "Пройдет еще какое-то время, и я стану таким же старым, как они, - проносится мысль в голове. - Я буду многое помнить, всех любить, мне многое откроется, но люди будут продолжать жить как бы в стороне от меня, не замечая этого. Прямо как в фильме "Пираты Карибского моря" - "Часть команды, часть корабля...".



Когда бывал День Учителя или Последний звонок, Сумбат Багратович всегда передавал маме цветы или всякие вкусности со словами, что благодарит ее за то, что вырастила хорошего сына, которым вправе гордиться. Мы садились за стол и он начинал рассказывать про то, как работал в Монголии, как любил гулять по Москве или здесь, в Саратове, с выпускниками прошлых лет. Он приносил мне кассеты, которые я ему оцифровывал, чему он был очень доволен. А еще Сумбат Багратович очень хотел, чтобы когда-нибудь мы вместе с ним приедем в Энгельс.... "Леш, послушай, вот как съезжаешь сразу с моста в Энгельсе, так сразу поворачиваешь вправо. Там идет длинная дорога. Если по ней какое-то время ехать, начинаются сады. Я бывал там по весне, проезжая на велосипеде. Как там цветут вишни! Тебе бы заснять это дело - отличный бы был кадр. Может как-нибудь съездим? Правда, у тебя нет велосипеда.... Может в другой раз".
Все осталось в мечтах. И только воспоминания теребят душу, словно пчела садится на цветок, смягчается сердце и мысль рвется вперед. Время, проведенное в лицее с Сумбатом Багратовичем, было поистине золотым...



А еще очень любил посиделки у Сумбата Багратовича, когда собирались его друзья, приятели и бывшие ученики; частенько в такие моменты заглядывала "на огонек" Филиппова Елена Артемьевна с домашней ватрушкой собственного изготовления. Хозяин мастерской сразу начинал хлопотать и накрывать на стол. Вначале в печке он запекал картофель со сливочным маслом и сыром, затем рубил салат. Помню, открывал он один из ящиков стола, а внутри великое множество пакетиков с пряностями, да подсушенной зеленью. Никаких особых пропорций - только на глаз. Невероятной вкусовой гаммой отличались его блюда. Помню как готовил он вроде обычный салат из помидор, но рубил в него чеснок, маслины, сыпал паприку, шафран, карри с куркумой, смесь перцев, рубил разную зелень; затем поливал все оливковым маслом, бальзамическим уксусом, сдабривал сыром "фета" и ставил посреди верстака в глубокой миске. Пальчики оближешь! Жарил курицу, баранину, делал плов.... И бумажные полотенца лежали возле каждого гостя.  Лицей был для него главным домом. В нем он проводил больше времени, чем в квартире.



Ложась под главной лестницей на четыре сдвинутые банкетки, я лежал и мечтал, либо придумывал новые рассказы. Их я начал писать в 1998 году. Я никогда не сидел у Сумбата Багратовича подолгу - просто не привык. Срабатывал инстинкт - шел и обходил лицей по кабинетам, а затем выходил на крыльцо и смотрел на небо и по сторонам. К середине 2000-х годов стало дежурить спокойнее, а до этого было время хулиганских проявлений и краж. Приходилось задерживать воров, постоянные походы в Кировское РОВД для свидетельских показаний, меня хорошо знал участковый и заглядывал в лицей, когда выпадали мои смены. Я поил его чаем...



Куда все делось? Той самой лаборантской уже давно нет. Вместо нее сделали новые кабинеты, а сам Сумбат Багратович остался в лицее лаборантом...
Tags: ФТЛ, архив, воспоминания, интересно, история, тринашка, фото-воспоминание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments